catrinnew: (лолита)
Мама с бабульками-подружками перещеголяли нас. Просидели до утра, а мы с жж-юзером послушали по-стариковски радио "Рокс" до пол-первого, прервав его на пять минут "Маяком" с курантами, да и баиньки под канонаду и разноцветные всполохи над кроватью.  
Было две елки (обе ущербные), два Деда Мороза (не потому, что шибко толерантные, просто пластмассовая Снегурка при переезде сгинула), гирлянда и шары, висевшие отдельно (елки, повторюсь, ущербные, украшений не выдержали бы).
Была еда. Шампанское на фиг. 
нг2
Утром проснулись от тишины. Встали трезвые и бодрые в 10 утра, жаль, что  нет ни лыж, ни коньков, самим противно. Решили, что самые умные и пока все спят, пойдем гулять по центру.
Замоскворечье было прекрасно, безмашинно и безлюдно. А когда миновали мост через Москву-реку и подходили к Красной площади, я сначала не поняла: "Что это там впереди, такое черное? Неужели - люди?". Оказалось - люди и впрямь. Причем, люди черные. Много, очень много. Традиционный иностранец в шапке-ушанке был всего один и выглядел потерянным. Я опечалилась, даже не стала ничего фотографировать.
ГУМ, в котором мы наивно собирались испить кофию, закрыт, Покровский храм, куда столь же наивно намеревались зайти - тоже. У него замерло два полицейских, словно они - почетный караул,  не шевелятся, не дышат. Сверлят глазами иноязыкую толпу.
Огородами пробрались к метро.
А вчера пошли в Филевский парк. Чинно, чисто, тихо. Ни единой пьяной или другой какой неприятной личности. Снег, обрыв к реке, деревья, птицы. Только белки все куда-то попрятались.  
парк   
А когда уже пошли домой, выглянуло солнце. Могло бы и пораньше, конечно, - поворчала я, ибо вечно найду из-за чего ворчать и волноваться. 
А сегодня едем в ветлечебницу. Хочу кошку показать врачу - волнуюсь, да. 
catrinnew: (Default)
Учусь толерантности. Иначе ругаемся с жж-юзером N - и виртуально, и живьем. Вообще, когда мне хорошо -  в ушах плеер, в животе чашка кофе "Баварский шоколад", в рюкзаке хорошая книжка и на душе счастье - я спокойно реагирую на изменившийся человечий колорит родного города. Ну такие они теперь, понаехавшие, что теперь делать. Осень - пора хандры, и я начинаю нервничать. Но - я учусь, хочу обрести, подобно анонимному алкоголику "душевный покой принимать то, что я не могу изменить".  
Иду к метро. Смотрю сквозь плотные и многочисленные группки экзотических гостей, которые в это время всегда идут мне навстречу. Обгоняют - пары, семьи. Вот одна.
Он - щуплый, жидкий. Она - статная, вся в бледно-бледно-бежевом. Чай с молоком обволакивает ее высокую и ладную фигуру, длинные ноги в узких брюках, спускается на плечи складками хиджаба. "Вот, - говорю я себе, - смотри, какая красота. Сколько в ней грации, благородства, целомудрия. Они просто не такие, как мы, они....". Я почти что настроила себя на правильный либеральный лад, как вдруг красавица повернула ко мне точеный профиль и звучно, длинно, смачно харкнула на газон.
".............., - подумала я. - Ну ее на фиг, мою терпимость. Вот ведь .................(Прости, жж-юзер). Мы разные, да. Я понимаю, что в далеких краях, быть может, подобный "жест" сродни изящному книксену или кокетливой стрельбе глазами. Но вряд ли мне удастся изучить обычаи всех малых народов, населяющих нынче нашу столицу. Наверное, логичнее учиться им..." 
Ах, впрочем, банальности всякие и к тому же утопичные думала я. Ладно. Главное - чтоб не было войны, как говорили наши мудрые бабушки в ответ на любое огорчение.  
catrinnew: (Default)
Что-то странное творится в районе Красной площади. Прежде идешь - трогательные провинциалы, вездесущие японцы, вызывающие у советского человека священный трепет европейцы и американцы. 
Не так давно увидела первую группу молодых среднеазиатов с фотоаппаратами. Умилилась аж: приехали смотреть наши достопримечательности. Глядишь, пройдет немного времени - и станут они обычными иностранцами. Прошло немного времени, ага.
Иду сегодня по Красной площади, по Александрровскому саду и офигеваю. Где японцы? Где жители Воронежа? Про французов я даже молчу... Кругом - мелкие группы чисто одетых, иные при тюбетейках, товарищей из ближнего зарубежья. Я сначала подумала было, что запланирован на Манежке очередной массовый мордобой, как в недавнем прошлом, но нет - все веселые, все мирно... Фотографируются у церетелевских плюющихся коней, лежат на травке, а глвное - заполоняют собой все.
Первых турыстов я увидела, выйдя их храма, звонили колокола - и в нашем, и в соседнем. "Зарубежные туристы", идущие враскоряку - не обогнать - по узкой Никольской улице прервали оживленную беседу. Самый веселый принялся передразнивать звон, остальные бурно радовались. Что это?
catrinnew: (лягуш)
Я не слежу за политикой и мне все равно, какого цвета мужик кого убил где-то в Америке. Полицейского или просто живого человека. Убил, получай, фашист, свою последнюю капельницу. Имхо.

Но вообще я добрая. Верю в человечество, в любовь, что все люди братья, а каждый может исправиться и стать светочем добра и истины.

Надысь однако случился со мной случай. Иду непоздним, но уже темным вечером по улице. Справа - сквер, слева оживленно и светло.
Иду. Почти лечу, и потому что холодно, потому что радостно. И все во мне прекрасно: и лицо (ибо светится), и одежда, и душа (куда ж денешься), и мысли (ибо думаю я о любви).

И тут из тьмы сквера отделяется нечто. Приближается и говорит:
- Я не местный. Работу ищу.
"Хм", - подумала я.
- Так и я не местная, откуда у меня для вас работа?
- Я из Узбекистана. Купите у меня любовь.
- Пардон, - отвечаю. Ведь я не только прекрасна, еще и неплохо воспитана. (Дипломатическая дочь, английская спецшкола, всякое такое). - Но мне не нужна ваша любовь. ("Если бы хотя бы дыню предложил за полцены", - подумала я).
И тут оно понижает голос и говорит:
- Я буду твой до утра,понимаешь, - они понизил голос и наддал в него хрипотцы.
"До самого утра", - восхитилась я молча. Ну прямо Шекспир, Петрарка или даже круче - что-то из пестрых книжек в мягких обложках, где про настоящую и весную любовь.

Повезло сегодня Катьке, повезло...

Я тут же представила подвальный класс с партами, за которые протиснулись колени, разместились гастарбайтеры. Они неумело держать ручки и записывают формулы собразнения, высунув от натуги языки. Им нужно будет выучить это наизусть и отработать с педагогом по актерскому мастерству правильную интонацию - и эту, главное, эту вот тошнотную хрипоту.
Так, наверное, учат и чуваков, которые продавют по электричкам разные полезные в быту товары. Текст дебилен и безграмотен, но повторяется так дотошно, будто внутри у каждого - магнитофон с одной и той же записью. "Вы будете приятно удивлены...". Только хрипотце не учат - это уже следующий уровень.

Меня, к сожалению, не учили общаться с людьми, которых выплевывает тьма.
Мата не люблю, да и боюсь: эти ублюдки шибко уважают своих мам в пестрых халатах. ЧУть что - можно ведь и по своей прекрасной репе схлопотать.
- Пошел вон, - сказала я на хорошем русском.
И он пошел обратно в свои кусты-деревья, в тьму свою.

А мне расхотелось покупать на ночь пирожное и есть его, что где-то в чем-то и неплохо.
catrinnew: (Default)
Они пришли. Они узбеки. Дядя и племянник. Пришли собирать-расставлять мебель.

Младшой называл меня «тетя Катя». Я злилась, вида не показывала. Успокаивалась посредством этнолого-лингвистических разиышлений: по всей вероятности, это — аналог какого-нибудь там «ага», уважительное обращения: «Катя-ага» (костяная нога)))).
Порой младшой сбивался, и звал меня Катей, на «ты». Тогда я снова успокаивалась, в голове - неполиткорректная мысль: «Не по фиг ли тебе, уважаемая ага, как называет тебя какой-то мигрант-электрик?». На самом деле мысль звучала резче, но уж не буду портить имидж своего милого журнальчика.

Но успокаивалась я редко. Я нервничала. Они царапали мне дорогой паркет (я даже еще не разглядывала, чтоб не расстраиваться, но этот звук!), они громко переговаривались на своем наречии, в котором нет слов «стоп», «еще», «харош» и «чуть-чуть», они ходили голые по пояс, а рубахи покидали рядом со мной, одна упала рядом и дурно пахла.

А у старшого то и дело рвались штаны, он требовал иголку с ниткой и извел весь мой дорожный китайский набор, прошив прореху всеми цветами радуги: ниток там очень мало. Потом увидел швейную машинку и стал просить, чтобы я застрочила ему штаны. А мой ответ «я не умею шить» несправедливо счел враньем.

Перед тем, как приступить к работе, они совершили омовение ног, как у входа в мечеть.

Они сказали «Мы все сделаем, ты, тетя Катя, не бзди, сиди в своем жж и скайпе, читай свою электронную книжку «Лекарство от любви» про психотерапевтов», а сами каждые 5 минут голосили из соседней комнаты: «Вас можно? Э!».

Они принесли с собой огромную связку бананов и всю ее съели. Один банан я сперла и тоже употребила в пищу. А что — они без спроса взяли два лысых абрикоса, которые только в этом году появились в Москве и в диковинку для нас. «У нас дома такие», - сказал старшой. Так я узнала, откуда они явились ко мне. На ценнике лысых было написано: «200 руб. Узбекские».

Под конец расположились в креслах. Я мыла принесенный ими с балкона холодильник, источавший страшную вонь. Все свалили на гостя из солнечной Молдавии Мишу, который, как и данные узбеки, делал у меня ремонт.
«Что он хранил там?!» - ужасалась я, пытаясь отодрать от нежной «панасониковской» поверхности что-то твердо-зеленое.
«Сгущенку, - был ответ. - и хлеб».
Я не нашлась, что ответить.

День неспешно клонился к вечеру, разговор - к размеру оплаты. Попивая зеленый чай из пиал в цветочек, намекая на то, что неплохо бы поесть-попить, восточные гости осторожно прощупали почву на предмет наличия в моей жизни мужа и прочих мужчин (с одиноких женщин они берут за услуги поменьше: «сколько сердце тебе диктует»). Поинтересовались зарплатой. Сумма произвела впечатление. Она всегда производит впечатление на людей. Прикинув мои расходы на транспорт и коммуналку, узбеки замолчали, Видимо, пытались понять, что эта безумная баба намерена при таких доходах класть в столь огромный холодильник. Хватило бы и авоськи за окном.

«Но вам такой квартиры с мамой на двоих очень много», - сказал старшой.
«Нормально. Как-нибудь разместимся», - оценила шутку я.
«Живите в одной комнате, а вторую сдайте. Нас немного: я, Амин, еще один племянник, потом еще кое-кто подъедет».
Я жду момента, когда можно начинать смеяться. Конечно же, у них замечательное чувство юмора! Я вспоминаю Ходжу Насреддина и еще одного замечательного мужика, из «Комсомолки», знаменитого на всю Москву заголовочника, который, наверное, считал меня полной идиоткой: в его присутствии я не переставала хихикать, поскольку он острил в режиме нон-стоп.
Я не хихикаю. Старшой должен рассмеяться первым. Я отрываюсь от холодильника и пристально на него смотрю. Но нет, он даже не улыбается, он серьезен. По-моему, он все еще перечисляет членов своей обширной семьи, которые поселятся в моей девичьей спальне.

Они ушли. Мебель стоит по местам. Холодильник чист, но вонюч. Сегодня снова мне не класть в него еды, а авоська в форточке не спасет по нынешним погодам. Рассматривать паркет я не дерзаю во избежание расстройства.
Но самое ужасное: поняла, что переезд мой только начался. Квартира зияет пустыми шкафами, которые, как молох требуют жертв в виде вещей из коробок и еще не привезенных книг... И еще поняла: вещи не влезут в шкафы, никак не влезут. Интересно, как здесь собирается разместиться целый небольшой аул, когда даже собранию сочинений Оноре де Бальзака пришлось указать на дверь?..
UPD. Меня справедливо поправили: "Апа", а не "ага". Рифмы не получается, кроме очень сильно притянутой за уши "жопы", поэтому перл с "кос тяной ногой" оставляю на месте. Да и есть ли у жопы уши?..   
catrinnew: (Default)
 Поняла: я непоследовательная.
 Вчера спорила Н.   (не буду уточнять:  lj-user такая-то, ни к чему)   "Положительных аспектах одиночества". Есть такая диссертация, забыла, правда, у кого.
- Фигня, - сказала отчетливо, на всю институтскую столовку, ибо была после своей защиты зла. - Нет у одиночества положительных аспектов.

Сегодня  спорила с Д.  (не буду lj-user такой-то, ни к чему) о положительных аспектах замужества.
- Ерунда, - сказала я, - нет их. Банку открыть, мебель передвинуть,  перфоратором дырку просверлить, притащить из "Ашана" сумки. Все.

А сейчас захотела запостить красивую и поучительную историю про абрека
Тут и  поняла: до чего же я непоследовательная. И чего мне в этой жизни надо, позвольте спросить? Впрочем, откуда знать вам, если я сама такая расщепленная особа? А на психоанализ, чтоб в глубь подсознания проникнуть, нет ни денег, ни времени. Буду ждать своей судьбы и открывать банки специальным приспособлением, купленным в электропоезде. 
Про абрека должен был получиться очень политкорректный пост, что, в принципе мне несвойственно. 
 
Зачем я поперла сегодня на свою новую квартиру пылесос, неведомо никому. 
Весила сумка со всеми прибамбасами в энное количество раз больше, чем позволено врачами носить моему нежному организму,  но поперла. 
 
Иду. Злюсь
На себя, на весь мир, а наипаче - на обгоняющих меня мужиков. Все как на подбор - прыткие, молодые, стремительные. Им моя сумка - что носовой платок. Впрочем, что это я. Современные мужчины давно не носят носовых платков. Продвинутые пользуются бумажными салфетками, гопники и к ним тяготеющие - пальцем и сильной струей воздуха из легких. 
Я злюсь и на тех, и на других. Дом никак не приближается, а сумка тяжела. "Все мужики - козлы" - четко - к Фрейду не ходить - телеграфирует мне бессознательное. 
 
И тут от кустов отделился он
Лицом черен, обликом дик, ростом высок, а в руках поллитровая банка какого-то убойного напитка - рыжего с черной надписью.
- Девушка, давайте я вам помогу.
- Нет, спасибо, - машинально ответила я, хотя понимаю: без помощи страшного человека из кустов мне не обойтись.
- Мне все равно в ту сторону, - мягко настаивает он, пряча банку за спиной.
- Ладно, так и быть, - снисхожу я. - Берите. Только учтите: там один лишь старый пылесос.
- Что вы, что вы. - Он не обиделся.
 
Донес мне сумку почти до самого подъезда (светиться перед консьержами в камуфляже) с таким спутником мне что-то не захотелось. А потом пошел обратно, к своим кустам. "Наврал", - почти с нежностью подумала я.

В квартире царил ужас. 
Мебель сложена плотным, как кубик рубика штабелем. В его центре - какие-то вещи (какие???), стиральная машина,   плита. На балконе - мешки со строительными порошками (я не знаю, как они называются). 
Кстати, если вдруг кому-то нужно что-то шпаклевать-белить-не знаю что, с удовольствием отдам (м. "Молодежная").
Начала корячиться. Извлекать одну ненужную вещь за другой из недр кубика рубика, залезать на груду вещей на балконе, все это мыть,  пытаться впихнуть на кухню. "Положительные аспекты", - говорите? Хорошо, хоть банок не нужно открывать. 

А в другой комнате два других абрека уже давно собирают купленные мною шкафы. 
С любопытством смотрят, как я в довольно рискованном наряде, рассекаю по балкону. 
Собрали. "Качается, хозяйка. Стяжка надо делать Двести рублей". Я понимаю, что это трюк. Даю 500. Нет сдачи. Это тоже трюк. Прошу разгрести хотя бы часть мебели имени товарища Рубика. За 5 минут работы двухметровые абреки заработали 300 руб. У меня нет сил спорить и торговаться. Нет 200 рублей без сдачи. 
И противно мне с ними связываться. Упаковку от шкафов они оставили на полу. Огромные картонки. Острят: "Мебель ваша - упаковка тоже ваша. Не имеем права забирать".
Чурки нерусские. С облегчением запираю за ними дверь.
 
Домой иду налегке - если не считать гадкого осадка в душе. 
Но нет, не все люди - гады, равно, как и чурки. Вот же, вот же они кусты, из которых утром,  будто герой старомодного романа, отделился благородный абрек.
Мой герой уже спал. Спал на лавочке в сени кустов и добрый прохожий щупал у него пульс на горле: жив ли? 
 
Жив... И даже не совсем одинок: добрые самаряне, коих, оказывается, в нашем городе, есть, не дадут сдохнуть под кустом, как собаке. 

January 2013

S M T W T F S
  12 3 4 5
67891011 12
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags