catrinnew: (лолита)
Невзрачный и плюгавый мужичок ведет к метро подземному высокую блондинку в шубе. В переходе многолюдно, я невольно иду слишком близко и слышу из разговор.
- Быть может, сходим посидим где-нибудь? - полушепчет мужичок. - Шампанского выпьем. 
Мне интересно, какими словами она его пошлет. 
- Лучше пива, - капризно тянет блондинка. - Сходим.  
Мужичок распахивает перед ней стеклянную дверь, запускает в метрополитен, а сам удаляется, ликуя. 

 
catrinnew: (лолита)
В метро просят уступать места старым и немощным. Это логично.
Но, сдается мне, чем лучше и бодрее выглядишь, тем больше шансов ехать на ягодицах, а не на ногах. 


Летом мне казалось, что в целом наши мужчины стали вежливее и уступчивее - в том смысле, что место уступали мне почти что каждый день. Привыкла. 

К осени летние платья сменил плащик с туфельками - привыкчка укоренилась.
Им на смену пришло серое короткое английское пальтишко. Уступать стали пореже.
Когда стало слякотно и сколько - еще реже, ведь я сняла каблуки.
После пальтишки настал черед теплых курток, джинсов и тяжелых ботинок. Жизнь тоже становилась все тяжелее. Лишь иногда уже зависший было над освободившимся местом мужчина, увидев мой тоскливый взор, все же поднимал зад обратно и отходил в сторону. 

С приходом зимы преображение завершилось. Я надела длинный пуховик. В метро теперь стою, стою почти всегда, вспоминая советы из женских журналов: "Если у вас работа сидячая, никогда не садитесь в общественном транспорте". Да, я стою и чувствую, как целлюлит в страхе покидает мое тело и восстанавливается кровообращение. Случается  радость - удается прошмыгнуть между норовящим плюхнуться на сиденье мужчиной и самим сиденьем. Но это редко. И опасно, могут и раздавать. Даже душки-гастарбайтеры утыкаются носами в воротники своих черных курток и делают вид, что спят. А ведь летом служили, ироды, примером нашим, вспархивая при виде дамы и исчезая в глуби толпы. Даже "спасибо" не скажешь.

Такие вот загадки. 
 
catrinnew: (Default)

Меня толкают. Всю жизнь. Меня сильно толкают в метро и вообще в людных местах.
Там, где я встану, непременно образуется проход. Мимо меня пройти легче и безопаснее, чем мимо крупного и сильного человека.
Значительно меньше толкают, когда я в юбке-плаще-шпильках - словом, чем-нибудь элегантно-женственном.
Летом толкают меньше, чем зимой, ибо летом легче быть и женственной, и элегантной.
Уберечься от пинков можно, прихватив с собой цветы или торт - люди чтут праздники, даже чужие.
Когда я выгляжу хорошо, получу меньше тычков, чем когда мне плохо.
В джинсах и кроссовках я уязвима больше всего, хотя значительно более ловка, быстра, гибка, юрка, мобильна. Все эти качества на спасают от нежданных толчков сзади,  обгонов справа и слева, когда меня задевает чей-то твердый бок, незаконных подрезаний с последующим снижением скорости. Будь я машинкой, давно бы уже гнила на кладбище автомобилей, не подлежащая ремонту.  
Такая вот печаль. Я злилась и обижалась, конечно. Всю жизнь я обижалась и злилась и расстраивалась и даже пыталась бросать в мясистые спины обидчиков гневные слова, чтобы услышать в ответ:
вариант 1. "Да я вас просто не заметил, хи-хи".
вариант 2. "Да я к вам даже не прикоснулся".
вариант 3: "................................!"
Теперь я молчу. Мне не нравится вариант три, впрочем, как и первые два. С возрастом я поняла бесполезность борьбы с толпой и ее инстинктами. А совсем недавно дошла до меня одна чудодейственная истина, после которой я даже перестала обижаться и злиться. Вот она:
Толкаются не те, кто сильнее. Толкаются слабые.
Слабые духом - способны торкнуть даму в спину;
Слабые зрением - не могут рассчитать габариты;
Слабые умом - не могут рассчитать траекторию движения, найти пути прохода в переполненном помещении и   укромное место там же, рассчитать последствия своего поведения - сумка у меня тяжелая, порой я ловко подставляю ее под руку толкающему на бегу, и он больно отбивает кулак. 
Слабые телом - им не хватает гибкости, ловкости, юркости, да и просто скорости;
Эти люди растерянны, потерянны, погружены в собственные - скорее всего, невеселые - мысли, им некуда выплеснуть тоску и смутную агрессию, им неуютно в толпе, в мегаполисе, в замкнутном пространстве, у них замедленные реакции, плохая концентрация внимания, координация движений, они усталы, раздражительны. Им плохо. Я стану их теперь жалеть.  

catrinnew: (Default)
В метро ехал удивительный юноша. Он не спал, не слушал музыку, не торкал пальцем в телефон, айфон, айпод, планшет (увольте, я не знаю, как еще называются эти штуки). Юноша читал книжку. Читал явно взахлеб, склонив голову набок, впившись глазами в страницу. Книжка была толстой, в серьезной коричнево-золотой обложке. Названия сослепу не прочесть, да и ракурс неудобный. "Детектив", - уговаривала я себя, боясь разочарования. "Но детективы так не издают!" - радостно вопила вторая часть моего я, восторженная, готовая к чудесам. И тут юноша (не телепат оли он?)  повернул книжку так, что я явственно увидела на обложке огненные буквы: "Лев Толстой. Война и мир". Мне захотелось встать и расцеловать этого юношу, хотя на самом деле я скромна и не слишком люблю Толстого. Но тут юноша (а он был телепат, телепат!) вдруг встал, примостился у двери, убрал своего Толстого с глаз долой и сунул куда следует наушники. 
catrinnew: (Default)
По платформе метро медленно катится банка, катится к самому краю. В тоннеле уже гудит поезд. Чинно идет бабулька с зонтиком-тростью впереди.
Видит банку, слышит поезд, переворачивает зонт ручкой-крючком вниз и бросается в атаку. Орудуя зонтом, как клюшкой, убирает банку с опасной дорожки. "Ту-ту!" - храбрая старущка предотвратила катастрофу в метро! Банка не сдается, банка вновь катится к краю. Старушка азартно гоняет ее по платформе, не обращая ни на кого внимания, мечется с зонтом под ногами спешащих к  вагону пассажиров.
Удар! Банка вылетает за пределы платформы, за металлический заборчик, под ноги тем, кто несется на пересадку.
Бабулька переворачивает зонт, опирается на него, чинно входит в подоспевший поезд. 
Банка была из-под энергетика.   
catrinnew: (Default)
Осенью не грустно, нет. Солнце высоко, и позади летние обещания. Между прочим, цветы цветут оголтело - если кто не замечал.
Взяла с собой на работу яблоки, в крошечном пакетике. Зачиталась - выскочили, покатились по вагону метро. Смешно и стыдно. А человек поднял яблоко и преподнес - красивым жестом Евы. А потом из другого конца вагона принес еще одно. Яблоки катались, и народ вокруг улыбался.
Осень.
Не грустно. 
catrinnew: (lazy)
Сегодня заснула в метро. Ушла пораньше с работы. Да так постыдно заснула, что завалилась на мужика. Он встал, наверное, с негодующим видом поправил очки - и вышел на "Славянском бульваре". А жил бы товарищ в Митино?... Съездила бы за город, чо, да еще в компании. Не судьба. Пришлось досыпать дома в одинокой постельке.
Несостоявшийся пикник - плата за работу в выходные. А сейчас опять ложиться пора, что-то я...

catrinnew: (Default)
Что-то мне перестали уступать место в метро. Не пойму, хорошо это или плохо. Ведь я уже привыкла, я принимала это как должное: дама должна сидеть и почитывать книжку в мерно покачивающемся вагоне - с лорнетом в руках, с вуалеткой ша шляпке. Господа должны стоять и пялиться в собственное отражение в черном стекле.
И вот уже недели три господа по утрам все как один сидят, разгадывают судоку, играют в тетрис, смотрят фильмы и даже читают порой, а дама стоит, изнемогая на каблуках, и читает книжицу на весу, забыв о лорнете с вуалью.
Одно из двух: либо я резко помолодела, что плюс. Ради такого дела не грех и постоять.
Либо, напротив, сдала. Вот мама-старушка давно говорит: едешь с сумками или плохим самочувствием, фиг уступят (мама иначе выражается). А намылишься, например, к подруге, наведешь марафет, нарядишься - пожалуйста, выбирай любое место: купе, нижняя полка,  у окошка,  каюта-люкс...
catrinnew: (Default)
Я хожу с затычками в ушах. В них - музыка. И по метро с затычками хожу порой. А зря. Тут столько обрывков вселенской странности и идиотизма, и сюра. На слушать и впитывать.

                                                     Женщина на полу
Кавказская женщина в рыжем платье и такого же цвета волосами кричит в телефон в переходе: "Я тебе говорю!", (громче) "Нет, я тебе говорю!!", (еще громче) "Я говорю тебе!!!". С каждым воплем она сгибается ниже и ниже. Переход длинный. Когда я равняюсь с ней, женщина уже почти лежит на полу и ревет:"Тебе, тебе говорю!".    
                                      
                                                         Их понятия

Пара. Юноша и девушка. Тоже переход. Девушка: "Ты знай: у нас такие понятия, если к своим цепляться будешь...". Пара идет быстро, не успела я дослушать кровавого финала. Но судя по хриплому голосу дамы...Я бы на месте парня больше не цеплялась к "ихним".

                                         Так Питер или Ленинград???
А это было бы похоже на какой-то стеб, рассчитанный на публику, когда б не облик беседующих. Две всклокоченные тетки с сумками:  "Да он уехал в Ленинград" - "Какой Лениград, ты что? В Питер он уехал." - "Да нет, точно знаю: в Лениград" - " Нет в Питер" - и снова: "Я тебе говорю, тебе говорю: в Лениград!". Ах жаль, что мои остановки всегда случаются на самом интересном месте. Я не смогла ни выяснить, куда же все-таки уехал "он", не увидеть, как тетки вцепятся друг другу в волосы и примутся валяться по полу: "Я тебе говорю!".

                                                    Чужая задница 
А последнее - без слов. Наблюдать эту прелесть музыка не мешала. Девица встала с места и идет к выходу. У девицы тугой, обтянутый джинсами зад. Красивый зад, хотя я тут не спец. Интеллигентнейшего вида седой мужчина инстинктивно отрывается от книжки и смотрит на зад. Он поднимает брови, он обводит глазами вагон ("нет, вы видели"), он широко улыбается. Двери закрылись, поезд ушел, девицын зад давно колышется в чужой толпе, а мужчина так и едет просветленный и в книжку больше не глядит. 
И уж зашел разговор, мужчины, объясните, ужель одного взгляда на чужую задницу, которую вы никогда больше не увидите и которой точно не будете обладать, достаточно для счастья, пусть и мимолетного?..    
catrinnew: (Default)
Люди смешные.
Я сама смешная. Езжу теперь много на метро.
Смешно снимаю шапку у черного окошка, смотрю в это отражение, которое всегда выглядит старше (первые морщины у меня появились там, за окном поезда метро, и лишь потом отразились на настоящем лице).
Смешно озираюсь в поисках свободного места или беззащитного юного мигранта. Встанешь над ним немым укором -  вскочит и умчится в глубь вагона, как лань испуганный, освободив в моем жестком сердце место для политкорректности.
Смешно роюсь в рюкзаке в поисках электронной книжки, включаю ее и, пока та разогрвается, начинаю смешно рыться в рюкзаке в поиске очков. Очки мне в последнее время стали отчего-то велики, череп что ли сжался, и все время норовят сползти с носа. Возможно, я похожа на строгую училку в такие моменты, а это смешно.
Вчера вагон протаранила пассажирка с сумкой на колесиках и длинным басовитым  воплем "бли-и-ин!". Двери закрывались, толпа спрессовалась, а сумка влекла ее вперед, повинуясь собственным законам. Я делаю пересадку на суровой станции - "Курская". Пассажирка с сумкой остановили свой бег у противоположной двери, она посмотрела на меня с моей шапочкой, морщинами, книжкой - и оказалась интеллигентной дамой с хорошей стрижкой и аккуратно подкрашенными серыми глазами. "Блин" был случаен, "блин" просто сопровождал их с сумкой полет. Возможно, она ездила на дачу сажать тюльпаны. Возможно, так же, как и я, фифа бездачная, не знает, что садят их по осени.
А рядом другая тетка с большим баулом вдруг встрепенулась и к парню; "До "Сокола" мне как?". Парень вздохнул и устремил взор на схему метро. А поезд уже подъезжает к "Площади Революции", еще минута - и случится непоправимое. "Выходите и делайте пересадку", - встряла я, презрев воспитание. Истина дороже. Тетка выскочила, а парень всю дорогу обиженно косился на меня и даже немного сопел.
Люди - смешные. А самое большое удовольствие - это читать в метро книжку. Ведь я так давно не ездила в метро на работу ежедневно. Если бы вы знали, смешные люди, какой это кайф.
catrinnew: (Default)
Сегодня хожу и удивляюсь странности мира:  людей, животных, слов.

Возможно, странность объясняется обычным недосыпом. От малости сна часто все кажется иным, неотмирным и нереальным. Дело в том, что обычно моя не в меру ласковая  кошка часов в пять утра залезает на подушку и трогает колючей лапой мой нос, после чего принимается жевать мои волосы, беря их рукой прядь за прядью. Нынче ночью странный зверь принимался делать это трижды.  Я зверя люблю, поэтому не убила, но встала неживая.

"Великий пост - удобное время для очистки чакр", - прочла с утра во френдленте и пошла себе, окрыленная. 

В лифте - дядька, полная пазуха йоркширских терьеров. Штук несколько. Дядька похож на мифическое чудовище - некий грудоморд. Верхний терьер - самый мелкий, набок свисает длинный язык. Время от времени покусывает темечко нижнего терьера. У всей компании совершенно непрононицаемые лица.

В метро мимо промчалась девица, оставив за собой шлейф духов. Умница, следит за собой спозаранку. Аромат такой: то ли ацетончик, то ли бензинчик, но все с сахарком.  Потом она шарахалась по платформе в ожидании поезда, я шарахалась от нее, чтобы не попасть с ароматом в один вагон. Удалось.
 
По приходе домой наслаждалась русским языком от мейл.ру: "В Интернете стремительно растет число просмотров за выборами", - гласит первый заголовок новостной ленты. Имхо, это даже не ошибка, и даже не "за всю Одессу", это уже какой-то языковой вандализм - примерно, как накакать в лифте. 

А ТУДА я не ходила, нет. Даже не поняла, по какому случаю флаги на домах и милиция вокруг Красной площади. У мамы первая мысль была: неужто Торжество Православия нынче так широко решили отметить?!..    
catrinnew: (Default)
Всех драгоценных френдов - с праздником! И для соблюдения политкорректности - военнообязанных френдесс - тоже. Хотя, с другой стороны, у них тогда получится два праздника, что тоже неполиткорректно. Не знаю, в общем.

Праздник настиг меня во  вторник. Мне довелось мне быть в одной специфического профиля больнице на собрании врачей. В нгачале действа поздравляли  дяденек, для них притащили торт и пела попсовые песни медсестра Марина, а главврач тихонько шевелил губами, думая, что никто не видит, но я сидела на первом ряду и веселилась. Мне понравились и тетеньки, и дяденьки, и  медсестра, и поющий главврач. Мне даже захотелось работать в этом стремном учреждении с решетками на окнах, особенно,когда начался "разбор полетов" и врачи докладывали о произошедших за уикенд ЧП. Зайтеники эти пациенты, однако! Я узнала, что можно прикуривать от розетки, что на каждого больного положено полтора матраса ("вдруг описается," - пояснило руководство, "ага, как раз под задницу", - пробасил сзади больничный дисидент), а 4-го марта они в едином порыве будут голосовать. Эпидемиологи запрещали присутствующим есть торт немымытми руками, на что остальные врачи ответили ухмылками, а главврач прочел им нотацию.  

Но вот вопрос: верите ли вы в предзнаменования и всякие суроыые приметы? Я не про кошек. Я про цепочки обятоятельств,когда тебя словно берут за шкирку и говорят: смотри, смотри,куда идешь! Ну, словно зазевалась и прешь под троллейбус, а рядом - то ли сердобольный пешеход, то ли Ангел-хранитель.


Дело в том... )
P.S. Да, туалет там тоже запирается на ключ, и дверь тоже невозможно открыть а ехать мне далеко. 

catrinnew: (Default)
Я снова в метро. Удивительно для москвички, не правда ли?
Сегодня радовала  сюрная "Площадь революции". Люди гладят здесь собаку пограничника и пытаются отнять у другой воинственной статуи пистолет.
Давний ухажер однажды в качестве воскресной развлекухи предложить мне съездить сюда,"подергать мужика за мороженое". Граната  у него была такая, в форме древнего эскимо. Кстати, никак не могу отыскать того мужика. Быть может, украли мороженое? Ухажер же был послан тотчас после несостоявшейся подземной тусовки.    
Если начать внимательно разглядывать всех этих пограничников, студентов, ученых и крестьян, становится не по себе. Меня смущает все: их мрачный цвет, размер, количество, а наипаче - небрежно-эротические позы... 
Сегодня по платформе шагала юная пара и занималась  осмотром стылого парада. Застыли сами у изваяния дамы. Возможно, то была Марсельеза, ибо обнажила одну грудь.
Девушка начала обсуждать с юношей прикольность прически, а юноша меж тем задумчиво  поглаживал марсельезину голую сиську. "Ты что?!" - вскричала его спутница с негодованием - таким, будто грудь была теплой и живой и принадлежала такой же живой сопернице. Она гадливо отшатнулась и устремилась вдаль по платформе, оставив без внимания пионеров с глобусом. Жаль, мне они милы.
 "Вот на что способна тупая ревность", - начала было размышлять я, но тут подъехал поезд-призрак. "Посадки нет!" - сказал недобрый голос - "Отойдите от края платформы". Но поезд, словно дразня, остановился, поскрипел, проехал пару метров, остановился снова. Похоже, нас, толпу, проверяли на послушание - не ринемся ли к краю вопреки запрету? Но мы стояли смирно. 
Я бросила прощальный взгляд на сиську статуи. Она уже слегка отполирована нежными мужскими руками. О времена, о нравы. Прежде выделлялись бронзовым  цветом лишь пистолет да  собачья макушка. Собаку дети любят.     
      

UPD. У собаки отполирован нос, а не макушка. Прошу прощения за неточность. Нос, конечно!
catrinnew: (Default)
Меня на старых станциях метро  очень интриговали дворцового типа ворота в тупиках станций и прочих местах. За ними скрываются разные служебные помещения. Но в детстве я этого не знала и мне казалось, что ворота ведут в сказку, в  бесконечное счастье.
Тоннелей я боялась, сливавшиеся в сплошную огненную ленту огни на черном фоне внушали мне священный трепет, а за краем платформы пред взором впечатлительного младенца разверзалась экзистенциальная данность смерти, с которой не поспоришь.

Именно там, в метро, и очень рано, я  поняла, что когда-нибудь умру. И все мы умрем. По очереди, поодиночке. Мама, папа, любимая дворюродная сестра и черепаха Тортилла, контрабандой привезенная из Африки. Черепаха и впрямь скоро мирно скончалась: она пыталась отложить яйца во дворе и вырыла глубокую нору в холодной земле. Пока мы ее вытаскивали, успела подцепить воспаление легких. 

Но настоящую травму в московском метрополитене я получила у Синих ворот. Не у Красных, а именно у Синих. Они расположены в глухом конце станции "Октябрьская"-кольцевая. Начитавшись, то ли "Буратино", то ли "Алисы в стране чудес", то ли "Черной курицы" я рвалась за эти синие ворота, мечтая спуститься  по лестнице в волшебную сказку. В том,  что там начинается  мир бесконечного счастья, я не сомневалась ни на секунду. Хотя была девочка умная, возглавяла октябрятскую "звездочку" и училась на одни "пятерки". Я даже подготоваривала папу (мой папа мог все, ежу понятно), чтобы он устроил мне экскурсию в подземное королевство. Но папа почему-то улыбался и молчал.
А однажды мы ехали на свою "Академическую", как всегда делали пересадку на "Октябрьской", как всегда я подбежала к воротам и отпрягула. По лестнице поднималась уборщица в черном линялом халате с ведром и шваброй. 
Сказка кончилась. Жизнь потеряла смысл. И теперь  мы все  умрем. Как бедная черапаха. Из   неговорящей  Тортиллы добрые знакомые изготовили покрытый лаком панцирь, наводивший ужас на меня и всех домочадцев. Он несколько десятилетий покоился под шкафом, но перед последним переездом я отнесла его на помойку. 

А сегодня на "Арбатской" я вдруг обнаружила другие ворота - прямо напротив входа. Золотые такие, затейливые, как в церкви, по-моему, на бордовом фоне. Там какая-то дверь с неразборчивой табличкой  -  все лучше, чем уборщица.
"Жизнь налаживается", - подумала вдруг я, глядя на ворота с нежностью. Я не знаю, что за ними, и пусть я больше (почти) не верю в сказки, это - ворота в неизвестность. У меня нет больше папы, который способен устроить мне экскурсию к новым горизонтам жизни, но зато я сама сегодня - вполне взрослая девочка. И солнышко вышло на небо, и получила приятное известие, а вот теперь - ворота. 
Я никогда не попрусь за них, я не буду думать о том, кто восседает за ней и не хранятся ли там швабры для ночных полетов ведьм по заброшенным тоннелям. Одного факта  существования ворот мне достаточно для равновесия в душе.  Достаточно для того, чтобы радоваться - ведь я знаю, что в жизни полно неизведанных закоулков.  В некоторые из них я рискнула заглянуть: со времени октябрятства я сильно изменилась. 
Мы все умрем? Безусловно. Нас заберут поодиночке, и это может случиться в любой момент. Ну и что?..          
catrinnew: (лолита2)
Люди подобны изысканным деликатесам.
Или дорогим духам.
Или бабочкам.

Такие мысли посещали меня в метро. Думала я прерывисто, ибо толкала меня толпа бабочек-деликатесов.

Каждый человек уникален, он сокровище, каким бы бесцветным и унылым ни был. Но если собрать все эти драгоценности в большую плотную кучу, получится кошмар.

Обожраться икрой или трюфелями (последних, правда, не пробовала) - чревато поносом и блевантином. Деликатес создан не чтобы жрать, а чтобы смаковать.
"Шанель" - чудо лишь в гомеопатических дозах. В количестве чайной ложки она способна задушить.
А бабочки? Сбившись в рой они перестают поражать и радовать, превратившись в одно большое малоприятное существо.


Чего это я с утра?..
catrinnew: (Default)
Рассказывают, что в метро бывает страшное: крысы 10-метровые, замурованные трупы, призраки...
Я-то не верила. Но сегодня, сегодня...
Еду. По родной синей ветке. Уже совсем близко к дому. Решаю узнать, который час, смотрю на мобильник, а там... А там...
Буковка "R" там образовалась латинская. То есть, в роуминге я еду в пяти минутах от дома.
Страшно стало мне. А если б решила позвонить кому?
Кроме роуминга написано там было и другое "Beeline". А у меня с пеленок МТС.
Правда, под "Билайном" латинскими буквами было мелко приписано MTS и еще какое-то слово - капут? песец? отстой? Не помню, что.
От пережитого шока ( и как учили умные люди), я выключила телефон, не узнав даже времени, и включила вновь. (Умные люди называют это "перезагрузить устройство").
Билайн и роуминг ушли, рассеялись, как дурной сон. А мне теперь страшно жить. И на метро ездить страшно, и по телефону говорить страшно, и время страшно узнавать. Ведь вдруг оно отсчитывает минуты моих несуществующих разговоров с каким-нибудь Харбином? "R" же...
Что это было?.. Умные люди, объясните, пожалуйста.
Глюк?

Заповедник

Friday, July 1st, 2011 11:30 pm
catrinnew: (Default)
Сегодня по надобности проехалась по Филевской линии метро, родной и любимой, а ныне задвинутой новомодной Арбатско-Покровской куда-то на задворки.

Более безумного метро, чем в нашем, западном конце Москвы, нет, наверное, нигде. Тянулась когда-то самая коротенькая голубая веточка - не через весь город, а всего лишь от центра, от "Киевской". И не в тоннеле, а по улице. Станции маленькие, как дачные вокзальчики: будки-стекляшки, два турникета, две двери. Сегодня у дверей случилась небольшая пробка. В одну - бабулька, в другую - дед, обоим сто лет в обед. Бабулька, та чуть быстрее идет, народ за ней пристроился. Так нет, в самых дверях она замерла и давай ругаться на бедного дедка: "Что ж ты, старый пень, тут все застопорил!".  Дед не ответил смиренно. Я было, подумала, что он ее несчастный муж, но нет: разошлись в разные стороны.

В субботу в этих дверях - пробки настоящие, столпотворенье и кошмар.  Кто ж знал, когда строили,  что здесь расположится всемирно знаменитая Горбушка?

Почему нашу линию строили так?  )       

Ол ю нид...

Tuesday, November 23rd, 2010 12:18 am
catrinnew: (лолита)


Еду щас в метро. Хоть и вечер поздний - народу как в час пик. Ко мне прижата пара, юная слегка поддатая. О чем-то мирно спорят. Спустя минут 5 она, сделав губы трубочкой (не вижу, но могу догадаться):
- Ты меня не любишь совсем...
Он:
- Да заколебала ты меня! Придумала бы новенькое что-нибудь! Ну достала прямо.
Она (видимо, не ососзнав, ЧТО ей только что сказали) на атвопилоте продолжает:
- Не любишь, не любишь.
Он:
- Ну вот опять. Вот видишь. Ну заколебала ваще.
Пауза.
Висит.
До обоих что-то начинает доходить.
Молчат. Так же молча выходят на "Киевской".
"Осторожно, - сказал голос, - двери закрываются".

А я перед этим (на лекции) кино смотрела - "Юность Фрейда". Тоже - сплошная романтика. Рассуждал Зигги (так жена его звала) о мастурбации и контрацепции (не было бы этого, был бы прогресс и счастье), а сам, похоже, был сущий импотент. Потом лектор нам объяснил, как лучший его друг  Флисс развивал теорию о менструальных циклах у мужчин, женщин и вообзще всей Вселенной, включая собсвтенного прадедушку. И проходили эти циклы как-то через нос, гортань и прочие слизистые оболочки (кто знаток Флисса, простите профанку). Я замотала голову платком, чтобы не очень сильно ржать и вообще скрыть выражение совего лица (пусть темно!), а заодно поменьше слышать.

Вот такой романтический получился вечерок.

All You Need Is Lovе -   тыр-тыры-рыры -   All You Need Is Lovе -   тыр-тыры-рыры
Lovе Is All You Need, (100 times).
Где я это слышала?  

January 2013

S M T W T F S
  12 3 4 5
67891011 12
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags